Сибирский научно-исследовательский и
технологический институт переработки
сельскохозяйственной продукции
Сибирского федерального научного центра
агробиотехнологий Российской академии наук
СибНИТИП СФНЦА РАН

План поладить. НКС при ФАНО нацелен на консенсус

На последнем в этом году заседании Научно­-координационного совета (НКС) при Федеральном агентстве научных организаций подводились итоги, строились планы на будущее и решались вопросы, которые не терпят отлагательства.

Отчет о работе НКС сделал его председатель член-корреспондент РАН Юрий Балега. За год совет успел многое. Информацию об основных результатах его деятельности “Поиск” регулярно доносил до читателей. Чего не получилось (по общему мнению членов НКС и представлявшего на встрече Академию наук заместителя президента РАН Владимира Иванова), так это выстроить партнерские отношения между советом и академией. На это решили обратить особое внимание в следующем году.

Как и на прошлом заседании, много времени заняло обсуждение вопроса, касающегося отбора приоритетных направлений исследований и институтов, которые занимают в этих сферах лидирующие позиции. Эта задача числится первым пунктом в плане реструктуризации академической сети, который в октябре утвердил зампредседателя правительства Аркадий Дворкович.

Руководители секций НКС по областям знания (в совете их шесть) представили свои предложения по приоритетам и лидерам. Эти справки вызвали недоумение у многих их коллег.

- Институты еще не подали необходимые для проведения отборочных процедур сведения, а у вас уже списки готовы. Каков их статус? - интересовались ученые.

- Это проба пера, сделанная в инициативном порядке, - ответил глава ФАНО Михаил Котюков.

Проба вышла не слишком удачной. Представленные перечни оказались очень разными по смыслу и структуре. Одни секции составили, по меткому выражению академика Алексея Хохлова, рубрикаторы, просто перечислив все крупные направления в конкретной области науки. Другие перечислили наиболее важные, с их точки зрения, исследовательские программы, реализация которых будет способствовать развитию прорывных технологий.

Второй подход - более правильный, решили члены НКС. Но этот консенсус не спас, вопросов все равно осталось много. Что первично - направление или институт-лидер? Сколько может быть приоритетов в одной области - единицы, десятки? Как секции должны аргументировать свой выбор - мнением экспертов или численными показателями? Ну, и главное - какое место в этом процессе займут объединенные структуры, которые уже созданы и создаются под намеченные ранее задачи?

Как быть, если окажется, что эти задачи не попадут в будущие приоритеты? Вновь реструктурировать только что созданные центры?

Не все ясно и с лидерами, которые должны возглавить работу по актуальным направлениям. На эту роль не могут претендовать организации, находящиеся в стадии преобразования, а их общее число уже перевалило за сотню. Получается, что многие потенциальные “центровые” выбыли из игры еще до того, как она началась.

Некоторые участники заседания отмечали, что необходимы критерии приоритетности, сформулированные хотя бы в самом общем виде. Однако в итоге решено было оставить последнее слово за секциями, поручив им вместе с отделениями РАН подготовить предложения по приоритетам без привязки к конкретным институтам.

Следующим пунктом повестки дня заседания НКС шло согласование перечня научных мероприятий, рекомендуемых к поддержке в 2016 году. Однако решить этот вопрос не удалось. Секции представили требования на гораздо большую сумму, чем готово выделить на это направление ФАНО. Они должны были распределить 25 млн рублей, а запросили примерно 41 миллион. Чтобы уже с января началось финансирование мероприятий первостепенной важности, секции должны срочно переделать списки, уложившись в отпущенные денежные лимиты.

Во время обсуждения этой темы встал вопрос о том, как выбираются достойные поддержки конференции. Оказалось, что даже не все члены НКС знают: принципы отбора нигде не прописаны. Средства делятся “экспертно” - решением секций, рассматривающих пришедшие из институтов заявки с обоснованиями. Академик Николай Похиленко предложил на будущее составить справку-рекомендацию с перечислением признаков заведомо “непроходных” мероприятий, чтобы ученые не делали лишнюю работу.

Кроме того, решено было скоординировать действия с Академией наук, которая выделила на поддержку конференций в следующем году сравнимую сумму - 24 млн рублей.

Расставаясь до следующего года, члены НКС утвердили план, по которому будут работать. В него включена деятельность по реструктуризации сети академических учреждений и мониторингу развития кадрового резерва. Кроме того, члены совета займутся разработкой предложений по таким важным для институтов темам, как укрепление связей научных организаций с госзаказчиками и вузами, поддержка научных журналов, повышение эффективности использования результатов интеллектуальной деятельности. В планы НКС входит и участие в подготовке документов, составляющих нормативно-правовую базу науки (Стратегия научно-технологического развития, Закон о науке).

Заместителя президента РАН Владимира Иванова удивило намерение совета взяться еще и за разработку “предложений по комплексному плану исследований, проводимых подведомственными ФАНО организациями”.

- Утвержденная распоряжением правительства Программа фундаментальных научных исследований госакадемий, которую выполняют академические институты, действует до 2025 года, - напомнил В.Иванов. - Вы собираетесь ее менять?

Михаил Котюков пояснил, что процитированный пункт плана фигурирует в числе полномочий ФАНО, определенных положением об агентстве, которое утверждено постановлением правительства. “ФАНО обязано по этому направлению работать, но, что получится в итоге, я не знаю”, - заявил он. Председатель НКС Юрий Балега отметил, что никаких противоречий тут нет: и ФАНО, и РАН заинтересованы в выполнении этой программы и должны совместно решать, как это сделать наиболее эффективно.

Волчкова Надежда, источник: Поиск № 52(2015)
30.12.2015